Главная > Статьи > Тень знаний

Тень знаний

СОВРЕМЕННАЯ ЭКОНОМИКА, ПОСТРОЕННАЯ НА ЗНАНИЯХ И ВЫСОКИХ ТЕХНОЛОГИЯХ, НУЖДАЕТСЯ В КВАЛИФИЦИРОВАННЫХ СПЕЦИАЛИСТАХ, ОДНАКО СУЩЕСТВУЮЩИЙ РЫНОК ТРУДА НЕ ГОТОВ ПРЕДОСТАВИТЬ ИХ В НЕОБХОДИМОМ КОЛИЧЕСТВЕ. ЗА РУБЕЖОМ ЭТОТ ДЕФИЦИТ ПРИЗНАЕТСЯ ОДНОЙ ИЗ ВАЖНЕЙШИХ ПРОБЛЕМ, РЕШЕНИЕ КОТОРОЙ ИЩУТ И ПОЛИТИКИ, И БИЗНЕС.

Вклад отечественных высокотехнологических от­раслей в ВВП пока не так велик, но российские компании уже давно борются с тем же кадро­вым голодом, который терзает западных коллег. И причина его та же: система образования готовит не тех, кто нужен, а выпускникам востребованных специ­альностей недодает актуальных знаний.

Туристические объекты Украины, различная информация на сайте http://ukraine-travel.com.ua

На первый взгляд может показаться, что отечествен­ному бизнесу нужны продавцы, продавцы и еще раз про­давцы. По данным «Планеты HR», в Москве в I квартале 2013 года максимальную долю в общем спросе (17,2%) составляли вакансии категории «Продажи». Чаще всего столичные работодатели искали менеджеров по продажам (16,1% запросов) и продавцов-консультантов (6,9%). Однако уже на втором месте по числу вакансий находился раздел «Информационные технологии / Телекоммуникации»: на него пришлось 11,4% открытых позиций. А вот вакансии, связанные с добычей сырья, составили всего 0,3% от общего числа. Любопытно, что топовые зарплаты в ИТ и телекоме ничуть не ниже, чем в добывающих отраслях. К примеру, в ИТ по итогам первой четверти года рейтинг возглавила должность ИТ-директора с компенсацией в 400 тыс. рублей, а в добывающей промышленности — вакансия «менеджер проекта по строительству подземного рудника», с анало­гичной зарплатой.

Согласно исследованию консалтинговой компании Hay Group, в 2012 году второе место в списке дефицитных спе­циальностей (после опять же специалистов по продажам) занимают инженеры. 36% опрошенных компаний отметили, что их сложнее всего найти и удержать.

Чтобы заглянуть в ближайшее будущее и оценить пере­мены, которые происходят на рынке труда, стоит обратить внимание на рейтинг профессий с наиболее высоким потенциалом роста зарплат в 2013 году, составленный HeadHunter. В Топ-10 дорожающих специалистов превалируют работники, возделывающие ниву интернета. Первое место разделили программист РНР и SMM-менеджер, которым обещана при­бавка к жалованию в 26%. В середине списка расположились веб-редактор (плюс 21%) и блогер (плюс 20%). Замыкает десятку Java-программист (16%).

Если интернет-бизнес пока лишь пытается понять, какие люди ему необходимы и в каком количестве, то ИТ-индустрии пришлось столкнуться с нехваткой квалифицированных кадров еще до кризиса 2008 года. «На сегодня мне не известно ни одной ИТ-компании, не испытывающей такого дефици­та, — пишет в своем блоге Борис Бобровников, генеральный директор компании «КРОК». — Конкуренция на кадровом рынке растет год от года. И дальше будет только хуже, с уче­том нашей демографической ситуации ». А ректор Академии АйТи Игорь Морозов еще в 2011 году предупреждал: если информационные технологии продолжат развиваться теми же темпами, число востребованных рынком специалистов в несколько раз превысит количество выпускников вузов соответствующей квалификации, что, в свою очередь, будет тормозить развитие ИТ-индустрии и экономики в целом.

Раз так, может быть, уместно рассчитывать, что государ­ство заметит проблему и поучаствует в ее решении? Почему бы нет. Например, в апреле во время 14-й международной конференции по экономическому и социальному развитию вице-премьер Ольга Голодец заявила, что Россия по уровню квалификации специалистов отстает от мировых стандартов на 20 лет. И столь печальная картина наблюдается в боль­шинстве профессиональных областей. Настораживает тот факт, что исправлять ситуацию вице-премьер предлагает несколько экзотическим способом — введением общих стан­дартов профессиональной подготовки, которых потребуется около 800.

Тем временем российский бизнес помогает себе сам, ин­вестируя в образование. По данным Hay Group, в прошлом году расходы на обучение высшего руководства сократились на зо%, зато по всем остальным категориям сотруд­ников — выросли на 25%! Каждая компания решает кадровую проблему по-своему. Кто-то сотрудничает с профильными вузами, создавая совместные кафедры и специали­зированные магистратуры. Кто-то по результатам олимпиад берет под опеку талантливых школьников, знакомит их с работой предприятия, пытается заинтересовать и направить дальнейшее обучение юного таланта так, чтобы получить в итоге ценного специалиста.

Кто-то запускает программы стажировки: например, КРОК ежегодно набира­ет около сотни стажеров, из которых 75% в итоге остаются в штате. Кто-то открывает корпоративные универси­теты и образовательные центры. Так, компания «ЦРТ Сервис» в порядке борьбы с нехваткой инженерных ка­дров организовала центр компетенций, который аккумулирует знания и опыт по обслуживанию различного обору­дования — от компьютеров, офисного, банковского, весового оборудования до инженерных систем и телекоммуни­кационной техники. Руководство «ЦРТ Сервиса» особо гордится тем, что центр выпуска­ет инженеров-метрологов, подготовкой которых не занимается ни одна другая компания. В каждого такого специалиста вкладывают до зоо тыс. рублей, а обучение, практика и адаптация занимают около шести месяцев.

Специалистам, только-только получившим диплом, зачастую не хватает того, что кадровики несколько тяжеловесно называют «немедленной применимостью в отрасли». Иными словами, вы­пускников нужно сразу переучивать под требования реального производства. «Выпускники технических вузов не готовы к реальной работе, оторваны от «ин­дустриальных» стандартов, — утверждает Игорь Морозов. — Да и как готовить, если изменения в ИТ происходят все быстрее? Актуальные сегодня знания устаревают в среднем через год-два и требуют ап­грейда. Даже в отдаленной перспективе российская система базового образования не сможет готовить людей, стопроцентно и навсегда готовых к работе в компаниях в такой ситуации».

На Западе дела обстоят ничуть не лучше. Дошло до того, что Барак Обама в ежегодном послании конгрессу призвал реформировать американское высшее образование, дабы оно начало соответ­ствовать запросам экономики высоких технологий. Президент США предложил усовершенствовать законодательство в этой области, ввести рейтингование колледжей, чтобы студентам было легче выби­рать учебное заведение, и усилить интеграцию вузов и бизнеса. В качестве позитивного примера такой интеграции Обама упомянул нью-йоркский проект P-Tech, организованный городской Общественной школой, местным университетом и корпорацией IBM. В P-Tech учатся на год дольше обычного, зато выпускники отправляются прямиком в штат корпорации IBM, которая не имеет ни малейших претензий к уровню их подготовки. Кроме того, Обама убеждал конгрессменов, что пора упростить визовый режим для полезных иностранцев — высококвалифицированных специалистов, предприни­мателей, запускающих в США новые предприятия, и студентов приоритетных специальностей, которые в Америке называют аббревиатурой STEM (от англ. «science, technology, engineering, mathematics» — «наука, технология, инжиниринг, математика»).

Через пару месяцев после президентского обра­щения, следуя за Бараком Обамой, свой ход на по­литическом уровне сделал бизнес. В колонке на сайте Washington Post Марк Цукерберг объявил о создании организации FWD.us, которая займется лоббиро­ванием ровно того, о чем президент говорил в фев­рале, — оптимизации иммиграционной политики, повышения уровня школьного образования, акцента на предметах STEM и инвестиций в научные исследо­вания. В «партию Цукерберга» вошли такие лидеры американского технологического сообщества, как исполнительный директор Yahoo! Марисса Майер, председатель совета директоров Google Эрик Шмидт и основатель Linkedin Рейд Хоффман. «В экономике знаний самым важным ресурсом являются талантли­вые люди, которых мы обучаем и привлекаем в нашу страну, — писал основатель Facebook. — На самом деле, чем больше у нас знающих людей, чем лучше все образованы и обучены, чем продуктивнее мы станем, тем богаче может быть каждый».

Наблюдая за хоровым выступлением американ­ского президента и представителей технологического сообщества, довольно легко поверить, что у них все получится — система образования обретет более ак­туальные очертания, а кадровый дисбаланс удастся устранить. Какие-то из решений, изобретенных за океаном, наверняка пригодятся и в России. Тем более что о необходимости строительства высоко­технологичной эффективной экономики у нас не раз говорили на самом высоком уровне. А учиться лучше на чужих ошибках. И успехах.